18 - 06 - 2019
Авторизация

Сейчас на сайте

Сейчас 493 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

  • Шалыт|-819754474
  • Аверченков|-732273024
  • Ключникова|-398058904

«Игрок» Ф.М. Достоевского, Достоевский - игрок и игроки в русской литературе

Свой знаменитый роман "Преступление и наказание" писатель творил, находясь в полном безденежье. От нищеты спасал лишь журнал "Русский вестник", печатавший главы романа по мере их написания. Тут подвернулся хваткий, деловой и циничный издатель Фёдор Стелловский. Сделка с ним принесла Достоевскому 3 тысячи рублей. Но он обязался написать в сжатые сроки новый роман, в противном же случае терял право на издание своих произведений на 9 лет.

Стелловский ничуть не сомневался в успехе, так как сроки были жёсткими и составляли всего 3 недели. Ни один прозаик не смог бы написать серьёзное художественное произведение за такое короткое время. Наш герой тоже не смог бы, но жизнь очень гармонична, а худо никогда не бывает без добра.

Федор Михайлович взял себе стенографистку Анну Сниткину. Именно с её помощью он и осилил серьёзный психологический роман "Игрок". Написан он был за 21 день. И, таким образом, нечистоплотный издатель остался с носом. Очень кстати оказались и деньги за последние главы "Преступления и наказания".

С Анной Сниткиной наш герой сочетался законным браком. Это было самое умное и удачное решение в жизни Достоевского. Он приобрёл не только верную любящую жену, но и практичного расчётливого друга, умеющего считать каждую копейку.

Несмотря на то, что роман “Игрок” был написан по принуждению, Достоевский явно знал о чем писать, нес в себе идею, которую впоследствии переложил на страницы.

С миром азарта и игры Фёдор Михайлович познакомился заочно, отбывая ссылку в Семипалатинске. В начале 1859 года ему попалась на глаза статья "Из записок игрока". В ней рассказывалось о тех нравах, которые царили в игорных домах Женевы, Гамбурга и Бадена. Там за минуты люди становились миллионерами, а проигравшиеся миллионеры кончали жизнь самоубийством.

Созданный Достоевским образ «игрока» имел длинную литературную родословную. Перечень произведений мировой литературы, в которых разработан сюжет азартной игры, может быть бесконечным. Сам Достоевский указал на связь романа с пушкинскими традициями. При этом нужно иметь в виду не только названные им «Маленькие трагедии», но и «Пиковую даму». С «Пиковой дамой» «Игрока» сближают некоторые детали сюжета. Впрочем, пушкинский Германн одержим единой страстью, стремлением к богатству, которое даст ему власть над людьми; Алексей Иванович, выиграв двести тысяч, тут же их растрачивает. И в этом Достоевский видел проявление чисто русской черты характера.

В России в карты играли все сословия, но все-таки преимущественно это было развлечение для тех, у кого было свободное время и свободные деньги, то есть дворянство и купечество.

Настоящая мода на карты началась во время так называемого «золотого века российского», то есть в последние годы царствования Екатерины II. Историк М. И. Пыляев писал: «Карточная игра усилилась до необычайных размеров: дворяне почти только и делали, что сидели за картами; и мужчины, и женщины, и старые, и молодые  садились играть с утра, зимою еще при свечах и играли до ночи, вставая лишь пить и есть; заседания присутственных мест иногда прерывали, потому что из самого заседания вдруг вызывали членов к кому-нибудь на карты; играли преимущественно в коммерческие, но много и в азартные игры. В эти годы дошло до того, что зимой, в Москве, в публичных собраниях и клубах, и в маскарадах вовсе почти не танцевали, а все садились за карточные столы».

Но истинный расцвет карточной игры пришелся на XIX век. Блюстители морали били тревогу, утверждая, что «ежедневно семь десятых петербургской мужской публики с десяти часов вечера садится за карты. Потребность игры стала столь привычной, что в некоторых кругах оценивают человека по критерию: «он играет», «он не играет»...» Петр Вяземский писал: «Нигде карты не вошли в такое употребление, как у нас. В русской жизни карты - одна из непреложных и неизбежных стихий».

Именно тогда и сформировались правила светского поведения за карточной игрой. В 1827 году была выпущена анонимная книга «Жизнь игрока, описанная им самим, или открытие хитрости карточной игры», где среди прочего утверждалось: «Игрок должен быть, смотря по обстоятельствам, шалуном, философом, мотом, экономом, нежным, сердитым, вспыльчивым, мягкосердечным, добронравным, великодушным, а иногда даже дураком». Таковой только способен сделаться славным игроком. После подобные книги выпускались раз в десятилетие, советы по поведению «за зеленым столом» включались и в учебники «вежливости и светского этикета», ибо слишком значительной частью светской жизни была карточная игра и ее нельзя было обойти вниманием.

Русская литература буквально пропитана духом игрового азарта! Писатели и поэты, гении русской словесности, играли сами и об игре со знанием дела и с удовольствием писали.

Играл ныне почти забытый, а некогда модный поэт и драматург Александр Петрович Сумароков.

Заядлым игроком был Александр Сергеевич Пушкин. «Пиковую даму» и «Выстрел» все читали, но это плод воображения поэта, а вот отчеты жандармов, досматривавших за Пушкиным-вольнодумцем, никак не могли быть выдуманы, ибо подавались на стол самого Бенкендорфа.

          У Михаила Юрьевича Лермонтова в «Тамбовской казначейше» гусар выигрывает в карты красавицу жену хозяина дома, в «Маскараде» также идет карточная игра. Правда, сам Лермонтов на то и «сумрачный гений», что не был азартен. Играл, конечно, потому что стыдно офицеру не играть. Но без удовольствия, а потому и без особого ущерба для кошелька.

Играют герои Льва Николаевича Толстого: юный Николенька Ростов проигрывает огромную сумму бретеру Долохову, и Ростовы с трудом выплачивают этот долг чести. Сам Толстой играл, причем безупречно соблюдая правила. Например, считалось, что упавшую под ломберный стол купюру дворянин поднимать не должен: это законная добыча лакеев. И когда вечно бедствовавший поэт Афанасий Афанасьевич Фет во время игры наклонился за упавшей десятирублевой купюрой, Лев Николаевич, дабы указать на низость такого поступка, зажег от свечи сторублевую ассигнацию и посветил ему.

Поэт Николай Алексеевич Некрасов, воспевший страдания русских крестьян, играл не только профессионально, но и очень удачливо. Иногда благодаря игре он спасал журнал «Современник» от финансового краха очередным выигрышем. Утверждали, что в год он выигрывал до 20 тысяч рублей - огромная по тем временам сумма. При этом страстью своей Некрасов карты не признавал и говорил: «В чем другом у меня не хватает характера, а в картах я стоик».

Этот клубок человеческих страстей чрезвычайно заинтересовал писателя Достоевского. Он стал знакомиться с любой информацией, касающейся игры в рулетку. Поэтому, когда в 1862 году он оказался заграницей, то, приехав в Баден, тут же пошёл в игорный зал. Писатель уже перешагнул 40-летний рубеж (род. 1821), но азарту все возрасты покорны. К тому же он очень коварен, так как даёт новичкам "зелёную улицу".

В первую же игру Достоевский выиграл 10 тысяч франков. Усилием воли он сохранил хладнокровие и покинул игорное заведение. Но когда пришёл в отель, коварный Дьявол начал опутывать нашего героя грешными мыслями. Нечисть устроилась возле писателя и зашептала ему в ухо: "Фортуна благосклонна к тебе. Не упусти свой шанс, иначе будешь жалеть всю оставшуюся жизнь".

Федор Михайлович не выдержал искушения и вернулся в игорный зал, где всего за несколько минут оставил половину выигрыша. Но тут, к счастью, наступило просветление, и писатель второй раз бежал прочь от зелёного стола. Треть из всех денег от отправил в Петербург, а с оставшейся суммой опять пошёл к рулетке. Результат нетрудно предсказать.

Второй раз  наваждение игры Достоевский испытал в 1867 году, когда после женитьбы на Анне Сниткиной, супружеская чета уехала заграницу. Вначале всё шло хорошо, пока молодожёны не оказались в Бадене. В этом городе великий писатель "пропал", а его место занял игрок Достоевский. За несколько дней все добытые тяжким трудом деньги были проиграны в рулетку. Правда, вначале нашему герою везло, и он даже выиграл 4 тысячи франков, но затем спустил всё до копейки. Были заложены драгоценности жены, а полученные деньги опять же проиграны.

В первый раз ему помог расплатиться с долгами брат. В этот раз помогала мать Сниткиной. Она высылала переводы, на которые супружеская пара и существовала. Но часть этих денег опять же уходила на игру. Иногда молодожёнам не на что было оплатить гостиницу и обед. Они существовали в долг, понимая, что в любую минуту их могут выгнать на улицу. Даже беременность жены не вытравила из души великого прозаика пагубную страсть. «Я поняла, что это не простая «слабость воли», а всепоглощающая человека страсть, нечто стихийное, против чего даже твердый характер бороться не может. С этим надо было примириться, смотреть на увлечение игрой как на болезнь, против которой не имеется средств. Единственный способ борьбы - это бегство. Бежать же из Бадена мы не могли до получения значительной суммы из России», - вспоминает А.Г. Достоевская.

В 1868 году родилась девочка, но в возрасте 3-х месяцев умерла. Затем в 1869 году родилась вторая девочка. Она прожила вплоть до 1926 года. Дети поубавили азартный пыл классика. А в 1871 году, когда семейство вернулось в Россию, писатель навсегда завязал с рулеткой.

В дальнейшем, благодаря стараниям жены, наш герой уже никогда не испытывал унизительного состояния нищеты. Игрок Достоевский умер, остался только писатель. Он много и плодотворно работал вплоть до своей кончины в 1881 году.

«Теория» игры на рулетке автора романа совпадает с рассуждениями на эту же тему его героя Алексея Ивановича, в особенности в последней главе. А. Г. Достоевская вспоминает, что когда в процессе работы над романом обсуждались судьбы героев, то «Федор Михайлович был вполне на стороне „игрока“ и говорил, что многое из его чувств и впечатлений испытал сам на себе. Уверял, что можно обладать сильным характером, доказать это своею жизнью и тем не менее не иметь сил побороть в себе страсть к игре на рулетке».

Кроме того, Достоевский подчеркивает, что русский человек не может увлечься чем-либо наполовину, отчасти. Он упивается своей страстью до беспамятства, до безумия и чисто по-русски пытается объяснить себе самому свои деяния - покаяться. Однако за раскаянием вновь следует прежнее поведение, повторение старых ошибок. Страсть начинает довлеть над личностью, игра диктует свою философию, которую «игрок» принимает, становясь игроком-философом. Их можно сравнить с птицами в клетке, которые жили по своему ежедневному обычному режиму, и вдруг, оказались вне своих ежедневных рамок, без запретов, которые были на них наложены. Вылетев в открытое пространство, они теряют себя, проявляют свою слабую волю, не имея возможности и силы вернуться опять в свое теплое гнездо, где было вроде уютно и спокойно.

"Игрок" занимает специфическое место в ряду романов Достоевского: на уровне внешнего повествования в нем полностью господствует чисто авантюрный сюжет, характеры и сюжетная топика решены со значительной долей условности и нарочитой схематизации. И вместе с тем автор умещает в эти рамки сложное психологическое содержание.

Роман “Игрок”, безусловно, можно отнести к новой вариации психологического и социального романа, который знаменует творчество Достоевского 60-70 годов.

Рита Аристарова

Гл. специалист НТБ


В статье использованы материалы сайтов:
1. http://www.allbest.ru/

2. Крапивин В. Игрок Достоевский  //http://www.factruz.ru/depand_his/dostoevsky-player.htm